16:15 

7 глава.

Рейджи
7 глава.

- Я просто не хотела будить дочку. Вы же не против, что я здесь дождусь отправки поезда? Просто еще только 4 часа…
- Конечно, мы не против! Можете чувствовать себя, как дома!- молодой алхимик вежливо пригласил в свою квартиру незваную гостью. Девушка в платье небесно-голубого цвета плавным шагом прошла в комнату и, осматриваясь вокруг, присела на стул у окна, который был рядом с книжным шкафом.
Тут Ала расперло на разговор еще раньше, чем его старшего брата, и он задал женщине вопрос:
- А вы понимаете алхимию?
Марилин слегка засмеялась. Эд ей чуть улыбнулся, а Ал просто ждал ответа на свой вопрос. Мальчишки сидели в креслах напротив друг друга.
- Нет, я вообще не смыслю в алхимии. Другое дело – мой муж, который был просто необыкновенным алхимиком!
Девушка постоянно улыбалась им, так искренне, так…мило. Это явно очень позитивный человек, ведь не зря именно она научила этому свою дочь: даже если больно – улыбайся, даже если хочется плакать, ты просто улыбнись. В такое время улыбка и вправду помогает, особенно ее улыбка… На душе сразу становится так легко и позитивно!
- Что сейчас с вашим мужем? Почему он пропал?- стал задавать вопросы Эд. Ал посмотрел на него с удивлением. Сейчас Эд развалившись на спинке кресла, лежал, закрыв глаза, и чуть-чуть улыбался. Это навело на Ала дрожь. Да, он дрогнул, доспехи лязгнули, он опустил взгляд в пол, что-то ему не нравилось в улыбке брата.
«Задавать такие сугубо личные вопросы и так себя вести! Братик...»
Погасла на ее лице улыбка, а потом и такой ясный свет в глазах, ее привычный светло-зеленый помутнел. Она отвела взгляд в окно.
Ал подошел к брату и ударил его в плечо, тот от неожиданности растерялся. Глупым взглядом посмотрел на младшего брата, а потом понял, от чего это он так себя повел.
- Простите, я…-начал было извиняться Эд, его голос резко изменился, уже не был таким язвительным, когда он задал те вопросы. Это прозвучало слишком грубо с его стороны.
- Ничего. Его нет с нами уже 5 лет. Он пропал. Я и Рейджи живем одни. У нас больше нет близких родственников. Даже Джин мне всего лишь двоюродный брат…
- Но ведь родственники у вас все равно есть! Прошу, не расстраивайтесь!- Ал, как всегда был уважителен к чужому горю. А Эд просто пустым взглядом, о чем-то думая, смотрел туда же, куда смотрела Марин. В окно. А на улице становилось все теплее и теплее. Удачная погодка. Вот только не настроение.
- Простите, просто я сегодня слишком устал. Будто полжизни из меня вытрясли…
- Понимаю. Ничего, не берите себе этого в голову.
Грусть отошла на второй план. Марилин, как прежде улыбалась и смотрела в окно, будто ничего и не было… Это удивительно!
«Она говорит, прям, как Рей…не брать себе этого в голову? Еще чего!? Я, что совсем дурак?!» - пронеслось в мыслях Эда, он хмыкнул и продолжил разговор:
- Я хотел спросить вас о Рей… какая она? Просто не могу понять ее характер. То она пытается веселиться, шутить, то ходит, как убитая, но говорит, что все хорошо…- положив руки на колени и уставившись в пол, проговорил Эдвард каждое слово, касающееся Рейдж четко, но с перерывами, будто соображая, как правильнее сказать, чтобы не ошибиться.
- Это все из-за потери отца. Она до сих пор ждет его… Рейджи дорожит воспоминаниями о нем. Постоянно просит меня рассказать что-нибудь новенькое, что я помню из нашей с ним жизни. Но я рассказываю ей всегда одно и, то же. Рей на это наплевать, лишь бы я снова и снова называла его имя. Лишь бы я вместе с ней ждала его…
- Это нормально, ждать… ведь так?- спросил Альфонс немного наивным голосом, посмотрев на своего брата. Тот не ответил, лишь пожал плечами. Он просто промолчал…
- Мне полковник Мустанг рассказал о вас многое, чего не рассказывала мне Рей. Она много о вас еще не знает. Например, что вы очень добрые и заботящиеся друг о друге мальчишки. Я знаю, как вы стали алхимиками,- уверенным голосом произнесла Марилин, смотря прямо в глаза Эда. Зрачки у того расширились, словно от испуга. Ал молча, смотрел на нее и ждал… Ожидание сильно мучает душу.
- Не бойтесь, я ничего ей не скажу. Вы должны сделать это сами, когда захотите. Это ваша жизнь, я не вправе вмешиваться. Но скажу, что не понаслышке понимаю вас. Энтони хоть и не нарушал табу алхимии, но он нарушил нечто другое…за что я его простить никогда не смогу…
Эдварда передернуло, и он, удивившись сказанному, посмотрел на брата. Они переглянулись одновременно и так же в одно время спросили:
- Что он нарушил?!
Мальчишки сказали это так громко, что Марилин чуть съежилась, но потом, отойдя еще и от внутреннего страха перед прошлым, ответила:
- Только не рассказывайте этого Рей. Я сама это сделаю после каникул, хорошо?- произнесла женщина умоляющим голосом. Эд сглотнул и ответил:
- Клянусь…
- Клянемся! Рей не узнает об этом, вы скажите это ей сами,- подхватил брата Альфонс. Ему хотелось уже узнать эту страшную тайну.
- Спасибо вам больше, мальчики. Я расскажу вам это с самого начала…
*****
В большой, хорошо освещенной лаборатории за столом сидел парень. Это был брюнет с голубыми глазами. Оттенок волос чуть отливал рыжим цветом. Он стройный и высокий, с красивыми чертами лица. Выглядел лет на 20.
Этот молодой человек, одетый в белый халат поверх коричневой рубашки и черных штанов, был занят за кропотливой работой, требующей должного внимания.
На столе было множество колбочек, склянок и бутылок, а еще каких-то папок разложенных по всему столу. В лаборатории царил небольшой беспорядок, но его это вполне устраивало.
- Дорогой, ты еще здесь? Уже 2 часа ночи, а ты до сих пор за работой!
В помещение вошла молодая девушка с рыжими волосами средней длины. Она обняла близкого ей человека, он поднял на нее глаза и улыбнулся.
- Прости, я не заметил. Время летит слишком быстро…
Тот снова принялся что-то писать в своей толстой тетради. Девушка нахмурилась, насколько для нее это было возможно, и потрепала его волосы, как это обычно делают мамы своим детям, либо просто старшие младшим.
- Марилин, ты чего? Я же не ребенок!- немного недовольно сказал он, обратив на девушку свое внимание.
- Ты же знаешь, пока больше некому так волосы трепать…- ее мелодичный голос успокаивал, а милая улыбка вызывала приятные их общие воспоминания.
Мужчина повернулся вместе со стулом к ней лицом, и шутливо говоря, обнял за талию свою жену:
- Скоро и тебя тоже так трепать будут. Тебе же лучше будет, если парнем родишься.
- Это еще почему?..- с интересом спросила Марин у мужа, не отрывая своих зеленых глаз от его лица.
- А ты хочешь девочку?- полюбопытствовал тот.
- Если честно, то да. Я даже знаю, как назову нашу дочь.
Энтони посадил Марин себе на колени и обнял.
- Так как же?
- Рейджи, я назову ее Рейджи…- мечтательно произнесла мисс Мейсон, разглядывая новое оборудование мужа. Это помещение было оснащено по последнему слову техники. Хотя, тут было больше книг, чем чего-либо еще! Шкафы с книгами стояли в дальнем углу, их было 4. Еще книги стояли справа от стола. А на темном деревянном полу был большой алхимический круг, очерченный твердой рукой белым мелом. Одиноко висящие лампы на потолке ярко светили в глаза. Долгое время провождение в этом помещении вызывало неприятные ощущения на сетчатке глаз, они часто слезились, поэтому Эн иногда приходилось носить темные очки.
- Для тебя все, что хочешь, Марин.
Двадцати двух летний мужчина тоже улыбнулся и протяжно зевнул.
- А теперь спать!- девушка потянула его из лаборатории, открывая дверь в узкий коридорчик, который был оснащен лестницей. Сверху тускло светила лампочка. Примерно через 20 ступенек находилась дверь в прихожую.
- Не-е-е-т, Марилин! Я же еще не закончил! Это очень важно!!- зло процедил сквозь зубы муж, обиженный на жену.
- Да, на тебя жалко смотреть! Ведешь себя, как ребенок!
Энтони сдался, поднимаясь по лестнице вслед за Марин. Она крепко держала его за руку. Пусть это и женщина, но хватка у нее была еще та!
- И вовсе, не как ребенок!- нервно ответил алхимик, открывая очередную дверь. Приемлемое освещение в коридоре помогло избавиться от жгучей боли в глазах - в лаборатории было слишком ярко. По щекам мужчины невольно побежали слезы. У него с большой скоростью садилось зрение, но на это ему было наплевать. Врачи говорили, что, таким образом, он может вообще лишиться зрения! Если не предпримет необходимые для лечения меры. Энтони – человек чертовски настырный, на свое здоровье ему совершенно наплевать, но ради будущего дорогих ему людей он готов на многое! Даже на убийство людей, мешающих этому будущему. Да, такой он человек…
- Ты таковым был, есть и останешься! Я тебя слишком хорошо знаю!- смеясь, ответила Марилин, и скрылась на кухне.- Нужно принять твои лекарства, правильно, Эн?
- Наверное, ты права. Я и вправду веду себя, как ребенок,- заключил алхимик уже для себя, говоря шепотом. Улыбка сползла с его лица.- Вот только ответственность на мне висит далеко не детская…
«Прости меня, Марилин… Все будет хорошо, я обещаю!..»
***
- Уже прошло полгода, а где результаты? Мистер Мейсон, если мы не получим идеальный материал для наших планов, вы не только лишитесь работы, но и жизни!- проговорил мужской голос эти слова так холодно, что Энтони поежился, рука дрогнула, он чуть не выронил трубку телефона.
- На то, что я предпринял нужно больше времени, прошу, дайте еще хотя бы месяц!- умолял он беспринципного мужчину, которого всегда интересовала только его должность и конечно деньги.
- Ваша жена принимает все лекарства, что мы вам дали?- все так же грубо говорил мужчина.
- Да…Я делаю все так, как вы сказали. Вы же знаете, у меня нет выхода.
- Когда он появится на свет, вы должны будете отдать его нам, мистер...- не успел договорить тот, как алхимик перебил его. Голос Энтони дрожал, он чуть было не накричал на своего собеседника, но сдержался.
- Я знаю!.. Иначе вы убьете меня и мою жену… Я… помню…- шепотом закончил он, стирая с глаз слезы беспомощности и отчаянья. Сейчас день близился к вечеру. На улице лишь изредка попадались люди. Он находился в телефонной будке недалеко от центрального штаба. Эта линия не прослушивалась, что было вполне удобно его собеседнику.
- Хорошо, но если и тогда у вас ничего не выйдет, нам придется пойти на эти крайние меры… До встречи, Подчиняющий души Алхимик,- сказал генерал Рейвен и моментом повесил трубку.
Энтони вышел из телефонной будки. На улице шел дождь. По лицу бежали слезы. Он поднял голову вверх, а потом упал на колени и еле слышно заплакал…
То, что приказали сделать ему эти люди, если таких вообще можно назвать людьми, выходило за грани не только его принципов, но и за грани реальности. Эксперимент длится уже 5 месяцев. Алхимику оставалось лишь наблюдать за его ходом. Ему нужно создать одну вещь данным ими способом. Но есть 2 варианта создания. Он воспользуется и тем, и тем. Нужно подстраховаться. Иначе, за его провалом последует не одна смерть.
Да, Эн – алхимик, Подчиняющий души Алхимик. Он умеет с помощью алхимии подчинять себе души людей. Он может прикреплять души к какому-либо предмету, он может забрать душу из тела и поместить ее в какой-либо другой сосуд. И последнее, он узнал о себе недавно, об этом узнал и его работодатель генерал Рейвен, а потом и остальные верхи Аместриса. С помощью алхимии Энтони может создать философский камень. Но это не так, то просто. Он вывел формулу подчинения души, заточения ее в предмет, чтобы потом с помощью нового алхимического круга создать несовершенный философский камень. Так сказать, подделку.
Материал для камня, то есть человеческие души, алхимик держал в своем теле, используя себя, как сосуд. Это было частью его задания. Для прикрепления души нужна специальная печать, таковая была нарисована чернилами у него на предплечье руки. Было тяжело держать убитых тобой людей в себе. Вскоре у Эн начались путаницы с чувствами и разумом, был большой минус этого эксперимента – он мог потерять свою собственную душу. Происходило отторжение своей души из-за чужих. Тогда ему пришлось срочно избавиться от всей этой энергии, он превратил ее в камень. Уже как 2 месяца задание его было выполнено, но лишь тем способом, который он выбрал сам. Энтони ждал результат эксперимента, которого ждут эти люди – своего ребенка…
Когда Марилин была на втором месяце, он сделал ей операцию. По его теории и, по словам алхимиков, работающих на генерала, с его женой ничего плохого не должно было случиться. Туда, где развивался его ребенок, он поместил второй философский камень, созданный им на остатки человеческих душ. Вместо ребенка из не совершенного философского камня должен был развиться совершенный камень. Она пила лекарства, сделанные алхимиками, работающими на Рейвена. Правительство хочет, чтобы он создал в беременной женщине совершенный философский камень. Ведь тот, который он создал до этого, был не совершенен.
Все шло по плану. Но Энтони не знал, что, на самом деле, результатом эксперимента должен был быть ребенок с философским камнем вместо сердца. Так было задумано генералом Рейвеном и еще некоторыми лицами. Энтони не понимал, что его обманывают, он не знал о последствиях, обрекших Марин на слабое здоровье. Его просто использовали.
Через 6 месяцев с начала беременности Марилин родила.
Ребенок не подавал ни звука. Родившийся преждевременно малыш почти ничем не отличался от нормального ребенка внешне. Но он не дышал… Что-то мешало нормальному дыханию ребенка. Тогда Энтони был серьезно напуган. Тем более, что он ожидал увидеть тот самый совершенный философский камень, а не полумертвого ребенка. А его жена лежала в постели без сознания.
- Сейчас, все будет хорошо. Все будет хорошо,- успокаивал себя молодой алхимик, находясь в шоковом состоянии.
Ребенок пытался дышать, судорожно всхлипывая. Эн очистил его дыхательные пути, вымыл теплой водой и окутал в белое полотенце. Лицо у младенца было чуть ли не синее, глаза мутные. Это была девочка, но она не дышала…
- Черт! Черт! Черт!!! Не может этого быть, я же все просчитал! Столько экспериментов было проведено… этого не может быть…- сначала кричал, а последнее прошептал отчаявшийся отец. Теперь, он не мог понять, что ему нужно на самом деле?! Жизнь жены и спокойна жизнь? Или что-то совсем иное?..
Но ее сердце… оно бьется!..
Она его дочь! Его дочь!!!
Энтони в быстром темпе рылся в тетради, лежащей в этой же комнате на столе, вспоминая, как рисуется нужный ему алхимический круг. Девочку он положил на стол, закутав получше в полотенце, чтобы быстрее сделать задуманное. Эн нарисовал на обеих ладонях одинаково сложные круги, соединил ладони и прикоснулся к тельцу то ли живого, то ли мертвого ребенка, рядом с сердцем, которого тоже был нарисован этот круг.
- Это должно сработать…
Их с Марин спальня наполнилась ярким светом с золотым отливом. Потом по телу ребенка пробежали какие-то красные искры, на время ослепив и без того больные глаза алхимика. Свет погас. Ребенок закричал, значит, он будет жить!
Отец взял на руки свою родную дочь. Все это, как он позже понял, наблюдала его жена. В ее зеленых глазах были слезы, но Марин улыбалась. Она улыбалась!
- Прости меня, Марилин. Я не знал! Я не знал, что мог потерять вас обеих!.. Прости меня, прошу…- перейдя на шепот, умолял алхимик.
- Ради чего?..- произнесла Марин, улыбка сошла с ее лица, сейчас она была готова снова заплакать.
- Ради будущего…
- Чьего будущего?- перебила его девушка, слабо сжимая от душевной боли руки в кулаки.
- Ради нашего будущего! Ради нашей жизни!
По лицу снова потекли слезы, глаза померкли. Она опустила взгляд в пол, все еще сидя на кровати.
- Ты мог убить нашего ребенка…
- Это девочка.
- Что?..
- Это наша Рейджи. Все хорошо! Она жива!
Молодая мама подошла к своему мужу, еле передвигая ноги. Взяв маленькую ручку малышки, которая смотрела на нее растерянными голубыми глазами, Марин улыбнулась и обняла мужа.
- Не смей ее отдавать им. Не смей!
- Хорошо, Марилин…Тебе нужно отдохнуть. Я помогу тебе добраться до нашей комнаты.
Он крепче обнял ее одной рукой, а другой держал свою маленькую дочку.
- Кто она теперь?.. Она хоть человек?
- Это всего лишь ребенок. Но есть у нее одна тайна, которая кроется в ее сердце.
- Какая же это тайна?..
- Она выжила, благодаря моей алхимии. Она не дышала, но ее сердце продолжало биться.
Марилин смотрела на него испуганными глазами, не зная, что сказать. Все перемешалось. Все чувства! И любовь к мужу, и ненависть за ложь, и радость за рождение дочки… Но он лгал ей, что делает это во благо всей семьи! Он лгал. Он мог убить их ребенка!..
Но Марин всего лишь опустила свой взгляд и тихим, дрожащим голосом произнесла:
- Я ненавижу тебя за это. Но и люблю за все остальное… Я люблю этого ребенка, я хочу, чтобы ты всегда был рядом! Но не смей больше проделывать это над людьми, алхимик!
Она подарила ему свой полный ненависти взгляд. Энтони осознавал свою вину.
«Я убийца. Был им и останусь. Но теперь нужно еще быть и отцом. Убийца, алхимик, муж, отец… Ведь все это - не совместимо».
- С этого дня я больше не буду цепным псом армии, Марилин. Я исправлюсь ради семьи…
Девушка чуть улыбнулась, глаза ее закрылись, она потеряла сознание…
Он повез жену и ребенка в больницу. Ничего не рассказав об проводимых над ней и ребенком экспериментах. Марилин была истощена. А ребенок был полностью здоров, что конечно очень удивило врачей, да и самого отца впрочем.
За провал в задании его хотели убить, но то, что вместо эликсира, продлевающего жизнь, вместо философского камня родился живой и здоровый ребенок (!) – это повергло тех алхимиков в шок, да и самого генерала Рейвена, который так, же выполнял приказы вышестоящих, тоже. Так сказать, «лекарства» не подействовали, несовершенный камень не прижился. Осталось много вопросов. Но молодой отец смог защитить семью, смог доказать, что его дочь – самый обычный ребенок. Алхимик хотел уволиться, но его лишь понизили в должности, будучи подполковником, он проработал так уже несколько лет. А теперь снова стал майором. За его семьей наблюдали, но потом, посчитав алхимика малозначимым, замешанные в этом постепенно вернулось к своим прежним делам – так думал алхимик. Но на самом то деле за ним и за его семьей постоянно следили.
Малышка росла, как и все дети. Ничего необычного у нее не нашли, но это не значит, что задумка отца не оставила никаких следов. Никто этого просто не заметили…
Девочка уже с 6-ти лет училась у отца алхимии. Рейджи хорошо умела читать и решать логические задачки. Энтони больше никогда не получал подобных заданий, чему был неимоверно рад!.. Марилин смирилась с тем, что он с ней сделал, что он выполнял такие противозаконные приказы, ведь Эн все ей рассказал спустя неделю, как Марин пришла в себя. Алхимик считал, что у него нет выхода, но ведь выход всегда есть!
У Энтони был друг, с которым тот иногда делился душевными переживаниями, негативным отношением по поводу работы и прочим. Именно ему алхимик решил рассказать, что его заставили сделать с женой, но Эн никогда не упоминал многих подробностей – он очень боялся огласки и серьезных последствий. Об этом человеке Марилин так бы и не узнала, если бы не случайная встреча с таковым…
*****
Марин рассказала все это спокойным голосом, разглядывая ковер с алхимическими знаками, ее руки слегка тряслись, и чтобы этого не было заметно, она держала их скрещенными на груди. Женщина рассказала мальчишкам эту историю, опуская ненужные подробности, которых было множество. Она не упомянула, что он из несовершенного создавал совершенный философский камень, и кто именно его заставил это сделать. Что Эн убивал людей, что мог создать этот камень, женщина так же не сказала.
- У меня через пару лет родилась еще девочка, но из-за того эксперимента она родилась слабой. Когда Элле было 6 лет, она заболела и умерла. Теперь я тоже очень сильно больна, но у меня есть шанс выжить. Я постараюсь воспользоваться им…
- Все это так ужасно,- дрожащим голосом выдал Эд, его лицо было перекошено от злости внутри.
«Такое сотворить с беременной женщиной и ее ребенком…Вот же мерзавец! Это омерзительно… А Рей до сих пор ждет его, любит… Черт! Черт! Черт!..»- так думал сейчас Эдвард Элрик, в его глазах появились слезы, но он быстро стер их рукой. Ал это заметил, но боялся подать голос, так как обстановка может стать еще хуже, вдруг он скажет что-то не так?..
А Марилин молча, сидела на стуле, сжав дрожащие руки в кулачки. Появляющиеся на глазах слезы давали о себе знать, но она сдерживала их, как могла. Вот, это выдержка… Вот она - настоящая сила воли.
- Я знаю. Но прошу, не говорите об этом Рейдж, она не поймет. Она запутается в себе, я боюсь, что может произойти нечто ужасное. Если она сейчас об этом узнает, мир перевернется в ее глазах!
- Не бойтесь. Не нужно. Это ваша дочь,- продолжал говорить Эд, теперь его голос стал более уверенным. Этот мальчик мял одной рукой край своего красного плаща – нервничал, боялся. Ему было чертовски жаль…
- Как росла Рей? Каковы результаты этого эксперимента?- в этот раз заговорил и Альфонс. Это сейчас было самым важным. Узнать, что сотворил из нее отец?..
- Врачи ничего не нашли. У Энтони, видно, не получилось сотворить то, что хотели те люди,- здесь она не лгала. У него и вправду не получилось.
- Я все равно многое не пойму!..- заключил Стальной Алхимик.- Зачем ваш муж это сделал, он ведь мог скрыться из страны, с такими способностями в алхимии, да запросто! Его заставили, видно, он боялся сделать ошибку, в этом снова замешено правительство. Эксперименты над людьми…это…Да, что за черт?!- судорожно дыша, процедил сквозь зубы Эд, взявшись за голову. Он вспомнил инцидент с Пятой Исследовательской лабораторией. Души, прикрепленные к доспехам; правительство; эксперименты; гомункулы…
- Чего тут не понятного братик? Его заставили создать что-то вместо ребенка в теле беременной женщины…- начал было рассуждать Альфонс, но старший брат его перебил.
- Но у него не получилось.
Эд взглянул на Марилин. Ее губы дрожали, она с серьезным лицом смотрела на алхимика, в ожидании, что тот скажет ей.
- Значит, вы говорите, что он хотел что-то создать, но у него этого не получилось. В этом было замешено правительство. Точнее, кто-то из верхов его заставил это сделать. Они грозились убить вас и вашего мужа, поэтому под страхом смерти, он решился на эксперимент, который убил бы еще не родившегося ребенка…Рей…- подавленно и немного растерянно расставлял все точки над «и» молодой алхимик.
- Все именно так,- с опасением ответила мисс Мейсон и отвела глаза в сторону, обратив свой взгляд на часы, висящие над столом справа от двери. Уже полшестого. У нее осталось всего полтора часа.
Она лжет. И это понимали оба брата. А точнее, она просто не договаривает. Марин тоже боится, что если откроется правда, с ее дочкой может случиться беда. У Элриков не было оснований допытываться до истины. Оба уже смирились, что эта вся информация, которую может рассказать им Марилин Мейсон. Но почему, же тогда…
- Зачем вы все это нам рассказали? Зачем вы рассказали нам то, что до сих пор приносит вам боль и сомнения? Зачем, мисс Мейсон?..- с интересом спросил Стальной Алхимик. Голос до сих пор чуть дрожал. В горле будто застрял какой-то ком вперемешку с болью, сожалением и страхом. Его глаза смотрели пристально, без резких движений он сел поудобнее и ждал самого главного ответа из всех интересующих его в данный момент. Зачем?.. С какой целью?..
- Будет нечестно, если я знаю о вашем прошлом так много, а вы о нашем - ничего. Если ты, Эдвард Элрик, останешься ответственным за мою дочь, ты должен знать, кого обучаешь. Ведь Рей никогда и ничего бы вам не рассказала, даже если бы знала об этом! Что вы о ней знали до этого? Что вы знали о нас? Да ничего существенного. Все те мелочи, краткая история из жизни мало дает понять человек по-настоящему. Теперь, вы понимаете? Альфонс? Эдвард?
Оба мальчика довольно кивнули. Это означало доверие. Марилин и вправду честная и добрая женщина. Хоть ей и приносят большую боль данные воспоминания о муже.
Конечно, есть те моменты, когда воспоминая о прошлом, приносят нам счастье. И мы рады, что прожили свою жизнь именно так, даже благодаря каким-то отдельным моментам. Мы считаем, что не зря прожили свою жизнь именно так! Но во всяком прошлом есть то, что вспоминать совсем не хочется, и уж тем более кому-то рассказывать об этом вообще бывает невозможно! Но есть такие люди, которые, не смотря, на боль от воспоминаний идут только вперед. Ничто не может сломить такие сильные души. Именно, благодаря таким людям, и держится наша жизнь.
*****
Поезд уже был на месте. До отправления осталось ждать еще 10 минут. Почти все уже были внутри вагонов. Друзья, родственники, либо просто знакомые, стояли у открытых прямоугольных окошек поезда, провожая уезжающих в дальний путь людей, так как конечной и единственной точкой являлся Ксинг.
Теплая погодка. Июнь. Солнце светило градусов примерно на 20. Дул прохладный ветерок. Погода всегда устраивала жителей Централа, не слишком холодно и не слишком жарко. В крайнем случае, приемлемо и терпимо.
Пока еще можно было стоять и дожидаться отправки, Рей, братья Элрики, Рой Мустанг и Хавок, стояли вместе с обладательницей билета до самого Ксинга, Марилин Мейсон. Рейдж безмятежно слушала наказы своей матери, лениво зевая почти каждую минуту. Эд и Ал стояли рядом и наблюдали за бесстыдным поведением девочки к родной матери. Да, было видно, что она очень хочет спать, но хотя бы слушать мать- то нужно. Совершенно неожиданно для самой Рей и окружающих она получила щелбан по своей сонной тыкве, как выразился Рой Мустанг.
- Полковник, вы что творите?!- раздраженно закричала Рей, размахивая перед полковником руками и пытаясь ударить. Хавок чуть отошел от «дерущихся» поближе к сестре и недоуменно смотрел за происходящим. Эд и Ал в коем-то веке были довольны поведением Мустанга, в особенности Эд. Он только и делал, что довольно улыбался и о чем-то перешептывался с братом. Мать девочки испытала совсем небольшое облегчение, понимая, что хоть здесь на Рей найдется управа, и что все будет хорошо!
- Ты стоишь, как зомби: тело здесь, а душа где-то в облаках летает! Мне это твое поведение, ой, как не нравится! И тем более, твоей матери,- закончив читать нотации, он указал взглядом на Марин. За тем последовала полная тишина, даже братья перестали шептаться. Все смотрели на Рей, а она с беспокойством смотрела прямо на маму. Сжав покрепче кулаки, и стоя в напряжении, она с чувствующейся тревогой в голосе заговорила:
- Обещай!
Все переглянулись. Марилин хотела спросить, что именно, но Рей тут же продолжила, не оставляя всем времени на раздумья:
- Обещай, что вскоре вернешься!.. И-и-и… И навезешь мне кучу сувениров!- девочка попыталась улыбнуться, тревога не уходила с ее лица.
- Хорошо, милая,- успокаивала себя в душе Марин. Женщина тепло улыбнулась.- А ты обещай мне, что даже без меня ты всегда будешь улыбаться! И не забывай читать молитвы на ночь!..
- Мама!- чуть удивленно воскликнула Рей, а потом, задумавшись, продолжила возмущаться.- Я же не маленькая! Я все прекрасно понимаю…
Внезапно Марилин подошла к дочери и, присев на корточки, обняла.
Это вызвало смятение у братьев и у Хавока, Джин отреагировал больше.
- Вы как будто насовсем прощаетесь! Обе, как дети малые,- произнес Джин, и, показывая лже-равнодушие к происходящему, достал сигару из кармана формы и, подойдя к полковнику, попросил у него огонька. Послышался щелчок пальцами. Хавок, стоя рядом с другом, закурил.
- Мама?..- потрясенная слезами Марин, немного растерянно спросила Рейдж. Обняла ее покрепче. Слезы с глаз больной женщины скатывались по щекам, но не дальше. Марин быстро вытерла их рукой. Девочка, чувствуя недостаток воздуха, глубоко вздохнула.
- Я люблю тебя, Рейдж… милая,- чувственно прошептала женщина в голубом платье, с немного помутневшими от слез глазами, отпрянув от дочери. Она подошла к металлической открытой двери поезда, и ступила на одну из ступенек, поднимаясь по прицепной лестнице длиной в 5 ступеней.
- Полковник Мустанг,- позвала она, оглянувшись на провожающих ее людей.
Рой спокойно прошел мимо братьев Элриков и Рей и сказал Марилин, зная, что она хочет у него узнать, подойдя ближе:
- Не волнуйтесь, мисс Мейсон. Никто не узнает этого о вашей дочери. Я обещал Энтони помочь вам, когда придет время. Возможно, то самое время еще не пришло. Но, тем не менее… Я не знаю, чем именно и, когда я должен вам помочь. Но думаю, Эн будет не против, если я приму участие в обучении Рей алхимии и дисциплине,- все это полковник проговорил так, чтобы никто кроме Марин не слышал его слов.- Все будет просто отлично!- громко и воодушевленно закончил он, пожав руку девушке. Рой дарил молодую особу своей фирменной очаровательной улыбкой.
- Спасибо вам, полковник Мустанг, - поблагодарила она военного, облокотившись о металлическую дверь.- Осталось совсем немного…- не закончила она фразу, так как заметила на лице Рей слезы. Губы девочки дрожали, зеленые глаза наивно смотрели на Марин. В них читалась грусть, отчаянье, слабость…
Эд наблюдал это, но не знал, что и сказать. В душе оба брата проклинали себя за беспомощность и бездействие с их стороны. Их слова о том, что все хорошо, что не нужно плакать, она просто игнорировала. Это не помогало! Рей, лишь изредка всхлипывая, смотрела то на поезд, то на мать. Эдвард решил попробовать еще один вариант, если он не получит в лоб от Рейдж за такое действие, то ему крупно повезло! Алхимик, не торопясь, взял ее опущенную руку в свою. Ощущая всем телом ее дрожь в руке и какую-то тревогу, он сжал ее чуть сильнее. Ал сделал так же, взял ее левую руку в свою металлическую и холодную, которая не была так слаба из-за переполняющих эту девочку чувств.
«Рейджи, почему ты плачешь?! Она же вернется… ты так напугана. Вся дрожишь и плачешь… Наивная, милая девочка… Так, о чем это я?! Ах, да! Ее мама…»- оставалось лишь в своей голове рассуждать Стальному Алхимику. Он снова обратил внимание на Марилин.
- До встречи, мальчики! И ты тоже, братик!- помахала им Марин. Те в свою очередь тоже попрощались. Хавок затушил сигарету и, оглядев Рейдж, разочарованно вздохнул.
- До встречи, мисс Мейсон!- напоследок крикнули мальчишки, женщина окинула всех одиноким взглядом и скрылась в поезде. Он начал свой ход, тревожно стуча по рельсам. Рей так бы и стояла, наблюдая, как скрывается за горизонтом этот серый неприметный поезд, если бы Эд не потревожил ее. Все уже давно сели в машину, в которой и ехали до вокзала. Оставались, там стоять еще какое-то время только рыженькая девочка в синей кофте и золотоволосый парень в красном плаще. Девочка опустошенным взглядом смотрела вперед, чувствуя в душе лишь проклятое всяким одиночество.

@темы: Стальной Алхимик,

URL
   

Рейджи-Ли

главная